Mishanya (samiznaetekto) wrote,
Mishanya
samiznaetekto

Про игральные карты, перемещающуюся станцию метро и домики. Часть 2.

В начале восемнадцатого века в карты в России играют, но распространение их у нас отстаёт от Европы. Пётр Первый карты не жаловал . Фридрих Берхгольц в своём дневнике, этакой летописи Петровской эпохи, подтверждает, что в России в карты играют мало, а на современных тому времени тусовках — ассамблеях — «карты не терпелись и не подавались». Но в Немецкой слободе в Москве, где он жил в 1722 году, Берхгольц часто играл с хозяйкой дома и ее гостями в ломбер или в l’entree. При этом он подробно описал «русскую игру в короли», которой его научили, и которую он назвал «несравненной и умной». Известно, что Александр Меншиков, правая рука Петра, любил «забавляться в карты», а также в шахматы или в шашки, после обеда для отдыха. Играли и другие сподвижники Петра.


Самые внимательные видели это изображение в первой части. Это швейцарско-французский современный карточный шаблон. Вообще никакого отношения и к этой части текста картинка тоже не имеет, но у дамы пик всё такое же прикольное выражение лица.

Одновременно с игрой для отдыха, «игрой-забавой», распространяются и азартные игры. Проигрываются не просто большие суммы, но и дворцы, деревни, люди и предпоследние деньги. Ну или даже последние. Очевидно, именно это и породило в 1717 указ Петра I о запрете играть на деньги. Однако и указ не смог приостановить развитие азартных забав. Повторный указ издаёт императрица Анна Иоанновна в 1733 году. Опять безрезультатно. В 1761 году дочь Петра I, императрица Елизавета Петровна, сама, кстати, очень любившая играть со своими приближёнными, издала ещё один указ о разделении карточных игр на азартные запрещённые и «разрешительные».

Вот выдержка оттуда: «во всякие азартные в карты, то есть в фаро, в квинтич и тем подобныя и в прочие всякого звания игры, на деньги и на вещи никому нигде ни под каким видом и предлогом не играть». Но при этом следовала любопытная оговорка: «исключая во дворцах Ее Императорского Величества апартаменты». Изобличенных в такой игре, а также хозяина дома, где проходила игра, и людей, дававших в ссуду деньги, подвергали большому штрафу. Причем одна часть штрафа шла «на гошпиталь», другая — на содержание полиции, и еще две тому, кто донес на игроков. Благотворительность и поощрение стукачества в одном флаконе, ага. Забавно сочетание денег за карты и благотворительность, не правда ли? Отметим это для себя, ибо ещё к этому вопросу вернёмся.


Санкт-Петербург, 1760 год, 43 x 33 см, бумага.

А ещё в указе 1761 года говорилось: «... а только позволяется употреблять карты в знатных дворянских домах, только же не на большие, но самые малые суммы денег, не для выигрышу, но единственно для препровождения времени, яко то: в ломбер, в кадрилию, в пикет, в контру, в памфил». Такая оговорка, разрешающая игры в карты на деньги, по существу, открывала «зелёную улицу» игрокам, имевшим возможность теперь сослаться на правительственный указ-разрешение.

Не обходит тему карт и Екатерина II. Своим указом она в 1766 году подтверждает установленные ранее запрещения, хотя сама тоже является любительницей карт. Однако же, хватит об указах. Давай нам, автор, картинки.


Композиция «Игра в карты». Фарфор, «Wagner & Apel»; Германия, Липпельсдорф, Тюрингия. Современная стилизация.

И действительно, запреты запретами, правила правилами, но люди во что-то же играли. Ну, в какие-то карты. И где-то это что-то печатали. И кто-то это что-то рисовал. Так вот, вплоть до второй половины XVIII века собственного производства карт в России не было. Играли в карты французского и немецкого производства. Напомню, что существовало три типа карт: итальянские, французские и немецкие с соответствующими названиями мастей. Картинки были чуть выше. В Италии еще в XV веке установились вполне знакомые нам масти — чаши (то есть сердце), динарии или монеты (бубны), шпаги или мечи (трефы) и палицы (пики). Во Франции — черви, бубны, пики и трефы. И, наконец, в Германии черви, бубенчики, вины и желуди (жлуди).

Кроме того, во Франции еще в XV столетии установились определённые названия фигурных изображений на картах. И изображения эти были в полный рост. И каждая картинка была подписана. Вот, например, короли. Пиковый — царь Давид, Крестовый — Александр Македонский, Червовый — Карл Великий, Бубновый — Юлий Цезарь. Есть тут некоторые тонкости и натяжки, конечно. Македонский никогда не был бородатым старцем — он не дожил до 33 лет.


Колода образца1813 года. Период правления Людовика Семнадцатого. Хранится в парижском национальном музее. Король пик Давид.


Король бубей Цезарь.


Король червей Карл.


Король крестей Александр.

Двусторонними карты стали лишь в начале XIX века. Печатались же карты в четыре цвета. Про печать, если не забуду, попробую рассказать чуть попозже. А пока ещё немного баек.


Стандартная российская колода начала XIX века (примерно 1820 год). Адаптированная двусторонняя версия «французского» шаблона.

Про короля червей, наверное, стоит поговорить отдельно. На предыдущих двух иллюстрациях меч у него в левой руке, докопаться не до чего. Всё просто — обе две карты восходят к одному французскому обрусевшему шаблону.

Но если приглядеться к современному английскому шаблону, то мечом он, как минимум, чешет голову. Или даже втыкает этот меч себе в голову. Хотя английские карты тоже восходят к французскому шаблону. Точнее даже к руанской разновидности. Современный король червей в английской колоде выглядит примерно вот так:


Король червей, современный английский шаблон. Ну или один из них, так правильнее даже.

И правда — меч в голове. Да ещё он и единственный безусый король в колоде. Среди англоговорящих поклонников карт он получил прозвище «suicide king», «король—самоубийца». Изначально у короля был в руке топор, аналогичный таковому же у бубнового его собрата.



Но с течением времени и благодаря многочисленным перерисовкам топор трансформировался меч. Скорее всего, воспринимавшийся как готовый к атаке горизонтально поднятый топор, из-за нехватки места и некомпетентности перерисовщиков сначала сократился только до ручки топора, а потом уже ручка была воспринята как основание меча.


Картинка из википедии.

Вот так благодаря непрофессионализму художников мы имеем красивую легенду. Или нет.

Да и безусым он тоже был не всегда. Где-то на рубеже восемнадцатого и девятнадцатого века очередной перерисовыватель забыл нарисовать парочку штрихов под носом, вероятно приняв их за естественный загиб поношеных карт. Та же история трансформации оружия в руках короля-самоубийцы на примере других рисунков:


Валет червей вообще в другую сторону развернулся.

С датировкой карт тоже большая беда. Вот, например, те же картинки, но из другого источника. И датируются уже немного по-другому:


Руанская колода 1574 года слева и трансформация в глазастенького короля 1827 года выпуска.

Кстати, когда в середине 1800-х годов карты становятся двухсторонними, король червей становится ещё и ...

Продолжение следует.
Tags: карты
Subscribe

Posts from This Journal “карты” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments