Mishanya (samiznaetekto) wrote,
Mishanya
samiznaetekto

«Московская-Товарная», центральная окраина, кремлёвская стена в Петербурге и не только. Часть II.

Феодоровский собор является основной доминантой рассмотренного нами в первой части места. Храм этот не характерен для нашего города с точки зрения архитектуры. И тому есть достойное оправдание. К началу возведения церкви (1911 год) в столице уже не боялись экспериментировать с самыми неожиданными стилями. В двух шагах от Петропавловской крепости только что построили среднеазиатскую мечеть, а подле Марсова поля чуть раньше открыли наконец роскошную церковь Спаса на Крови, словно прибывшую прямиком из Первопрестольной. Ее фактический заказчик — император Александр III — настоял на том, чтобы своим обликом памятник его отцу воспроизводил именно древнерусские церкви. И в том, что касается деталей — кокошников, луковиц, шатров, — они воспроизведены почти буквально.

В 1910-е годы такое копирование русской старины, казалось, уже вышло из моды. При всей консервативности церковных властей мотивы стиля модерн проникли и в православное храмостроение, и на улицах двух столиц на смену пестрым и скрупулезным подобиям храмов XVII века пришли лаконичные громады псково-новгородских церквей. «Красным», неоштукатуренным кирпичным храмам, решительно предпочли «белые», белокаменные или белёные.


Собор Феодоровской иконы Божией Матери, гражданский инженер Кричинский Степан Самойлович, проект 1910 года, 3-я премия. Источник: «Квартальный надзиратель»

Храм было велено проектировать в стиле времён воцарения Романовых, хотя в разорённой смутой России никакого стиля и не было. Участники конкурса как могли выпутывались из непростой ситуации. Больше других преуспел Николай Васильев, получивший в 1910 году первую премию. Однако строить церковь поручили не ему, а занявшему лишь третье место Степану Кричинскому, кстати, помогавшему Васильеву строить Петербургскую мечеть.


«Что не так? Всё не так!» Кроме пяти куполов здесь всё не так, как в окончательном варианте. Проект Кричинского, 1910 год. Источник: «СНиПов нет».


Относительно первоначального проекта Кричинского здание стало роскошнее и эклектичнее, словно кто-то вознамерился создать настоящий музей древнерусского зодчества с невероятным сочетанием разнообразных цитат. Поскольку «кремлёвская стена» в отличие от средневековых крепостей не замкнута, комплекс можно было достраивать вдоль Миргородской улицы, пополняя этот архитектурный «музей» все новыми экспонатами. Да и стена-то в итоге носила чисто утилитарную функцию — закрыть вид на товарную железнодорожную станцию.


Вид на «кремлёвскую стену» с Полтавской улицы, 1930-е годы. Источник и автор неизвестны.


Другой вид на «кремлёвскую стену» с Полтавской улицы, 1957 год. Источник и автор неизвестны.


«Зубцы» арки очень напоминают московские, которые, в свою очередь, напоминают итальянские, например, Венецианские. По необычной форме проездной арки в стене можно догадаться, какой из русских кремлей имел в виду зодчий — Великий Новогород, Детинец, XVI — XIX века. Подобный проём, более похожий на пролом и с точки зрения фортификаций уничтожающий саму идею крепостной стены, в Средние века был бы немыслим. Такими арками новгородскую твердыню украсили в эпоху ампира, когда никакой военной функции крепость уже не выполняла. Они близкие родственники петербургских арок Адмиралтейства и Главного штаба.


Зубцы и арки «кремлёвской стены» здесь прекрасно видны. И первая очередь комплекса «Царская столица» тоже прекрасно видна. Фотография августа 2015 года.

Судьба храма, который должен был стать «священным хранилищем святынь царствующего дома» (а в нём предполагалось собрать списки икон всех святых, покровителей династии Рюриковичей и Романовых) оказалась не самой счастливой. Заложенный весной 1911 года храм к моменту освящения был ещё не полностью построен — строительство затягивалось по причине нехватки средств. Достраивался он уже при Советской России в начале 1920-х годов. Внутреннее же убранство так окончательно и не было закончено.


Крестный ход в день освящения Храма 15 января 1914 года. За духовенством — Николай II. Источник: Flickr.

Фотография любопытна по крайней мере тем, что на ней отсутствует снег. Замечу, это январь 1914 года. Шах и мат жалующимся на то, что раньше бесснежных зим не было. Давайте ещё Александра Сергеевича вспомним, вернувшись ещё на сто лет назад: «В тот год осенняя погода / Стояла долго на дворе, / Зимы ждала, ждала природа / Снег выпал только в январе / На третье в ночь.»

Печальная участь постигла церковь десятью годами позже. Службы продолжались до 1932 года, затем храм был закрыт по причине «непроизводства ремонта» храма, которому на тот момент было от силы полтора десятка лет, а здание передано молокозаводу «Союзмолоко».


Постановление о закрытии храма от 10 мая 1932. Источник: Flickr.

Ходатайства верующих о пересмотре решения о закрытии храма удовлетворены не были.


Отказ в пересмотре постановления о закрытии храма. Источник: Flickr.

Верхний храм стал цехом по производству молочных продуктов: он был разделен железобетонными перекрытиями на три этажа и дополнен опорами.


Вид храма после после ухода молокозавода из его стен, начало 2000-х. Источник: Flickr.


Виды храма после возвращения Церкви, 2005 год. Источник: Flickr.

Затем были возведены дополнительные этажи над западной частью церкви для размещения там дирекции завода. Купола были сняты, позже убраны и барабаны.


Храм без куполов, вторая половина 1930-х. Источник: pastvu.com

Если верить легенде, в советское время церковь окончательно обезглавили из опасения, что следовавший в Ленинград по железной дороге вице-президент США Ричард Никсон обратит излишнее внимание на это несоветское сооружение. Впрочем, и после визита Никсона причудливое сооружение сохраняло церковные черты, странно сочетавшиеся с индустриальными деталями. Никуда не делись и «кремлёвская стена», и украшавшие фасад кресты. Так что восстановленный ныне Феодоровский собор нельзя назвать новоделом.


Окончательно обезглавленный собор, вторая половина 1980-х. Источник: Flickr.

Хороший и подробный рассказ о Феодоровском соборе совсем недавно написал известный петербургский исследователь Сергей Бабушкин: огромное количество фотографий строительства и внутреннего убранства, архивные документы и даже фотография архитектора Кричинского.

Итак, собор является доминантой района. Уже первые проекты нового жилого комплекса, выполненные мастерской Герасимова почти десять лет назад, обыгрывали пространство вокруг собора, удачно вписывая его в основную застройку:


Эскиз застройки территории ж/д станции «Московская-товарная». Источник: Архитектурная мастерская «Евгений Герасимов и партнёры».

«Проект предполагает организацию городской среды в районе ж/д станции „Московская-товарная“ Санкт-Петербурга. Данный участок среды долгое время находился в плачевном состоянии, кроме того, не было единства застройки и возможности оптимального использования всей территории. Вследствие этого первостепенной задачей стало комплексное освоение территории, путем разделения пространства виадука на зону прямоугольных жилых кварталов — с одной стороны, и участок планировки улиц, сооружений общественного назначения, подчиненных влиянию реконструируемого собора Феодоровской Божьей Матери — с другой. Объединяет эти участки общая ось, образованная линией канала и пешеходной зоной, проходящей мимо всех значимых архитектурных доминант.»

К слову о названии: мне больше нравится «Московская-товарная». Но надо признать, что с точки зрения «продаваемости» это название никуда не годится. Однако, в 2007 году именно это название было официальным.


Источник: Фёдор Шумилов и «Анатомия Петербурга».

Вот ещё несколько «несостоявшихся» видов из первоначального проекта:


Вид от центрального канала. Источник: Архитектурная мастерская «Евгений Герасимов и партнёры».


Вид с железнодорожных путей московского направления. Источник: Архитектурная мастерская «Евгений Герасимов и партнёры».

От эскизов перешли к делу. В макетной мастерской для лучшей визуализации был изготовлен деревянный макет с подсветкой.


Макет застройки территории ж/д станции «Московская-товарная». Источник: Градмакет.

Обратиим внимание на то, что между первой (вокруг собора) и второй очередями предполагалась многополосный виадук над железнодорожными путями с выходом на Лиговский проспект в створе, я так думаю, со Свечным переулком. Маловероятно, что это в ближайшее время будет реализовано. Хотя между первой и последующими очередями, согласно плана, оставлено расстояние порядка 75 метров.


Макет застройки территории ж/д станции «Московская-товарная». Источник: Градмакет.

Кстати, о макетах. Мне всегда нравилось строить домики. У меня было несколько совершенно разных конструкторов, из которых эти домики получались очень даже ничего такие. Вероятно, именно это детское увлечение подремав лет 25 проснулось, и теперь меня от домиков не оторвать. И от макетных домиков — тем более.



В макетной мастерской, в которой мне довелось побывать, работает замечательный человек Юрий Алексеевич Сенаторов. Он занимается макетами с 1969 года. Вот же усидчивость у человека! Чёткая, точная, кропотливая работа, требующая хорошей координации, пространственного воображения и «ровных» рук.

Картон или бумага для моделирования выбираются плотные и фактурные. Юрий Алексеевич закупает их в специальных магазинах, у него огромный набор на все случаи жизни. Точность создания макета напрямую зависит от точности чертежа, а вот с этим в архитектурной мастерской проблем нет. Обычно для бумажно-картонного макета используется масштаб 1:100, но возможны варианты.



Первым этапом моделирования является построение развёртки — развернутое на плоскости бумаги или картона изображение макета. Построение развёртки макета дома происходит с учетом точного размера стен, фронтонов и прибавки на клапаны для приклеивания. Оконные рамы, как и пилястры, эркеры, руст и прочие «архитектурные излишества», изготавливаются отдельно и, позднее, приклеиваются к основному макету.



Если модель дома более сложная, как в нашем случае, то её изготавливают путем поэтапного создания фасадов здания, крыши и основания. Затем уже модель собирается в законченную композицию.



Дом, над которым работает сейчас Юрий Алексеевич, не из жилого комплекса «Царская столица», но закрытый внутренний двор напоминает дома первой очереди:



На фотографии изображён этап подготовки каркаса и внутреннего двора. Внешние стены уже тоже готовы, осталось это всё только соединить. Но ведь хочется и хоть немного оживить макет. Самые распространённые инструменты «оживляжа» макета это деревья и автомобили. В роли вторых выступают детские машинки, грузовички и экскаваторы. В роли первых выступают растения, например, пижма.



На целый лес наберётся, да и не для одного проекта:



За работой макетных дел мастера можно наблюдать вечно. А ещё Юрий Николаевич очень приятный и интересный рассказчик. С удовольствием ещё раз приду в гости в мастерскую Герасимова. Да и обещали тут пригласить ещё в одну небольшую макетную мастерскую, будет интересно сравнить технологии и приёмы.

Окружение изучили, на макеты насмотрелись, пора бы и непосредственно к строящимся и готовым домам переходить. Однако остались ещё два озвученных, но не раскрытых вопроса: Петербург в виде кратера и высотный регламент. Сейчас будет мало картинок и много текста.

Начнём с кратера. «Еще в 70-е годы я высказал банальную мысль: для Петербурга больше всего подходит образ лунного кратера, где центром является плоскость этого кратера, с отдельными всплесками, а к краям этот кратер имеет всплески, которые могут быть любых габаритов, любой высоты. В Петербурге небоскребы могли бы быть по краям кратера. На мой взгляд, такими краями могли бы быть зоны у Вантового моста, севернее Муринского ручья и, конечно, Кольцевая дорога.» Источник: архитектор Сергей Шмаков, Член Градостроительного совета; выступление 28 июня 2007 года в агентстве «Росбалт».

Первый раз линия силуэта Ленинграда оказалась под угрозой ещё в 1930-х годах, когда влиятельный аппарат советской власти требовал большого количества новых помещений и пространств для обеспечения своей деятельности. На защиту исторического центра встал влиятельный человек, главный архитектор Ленинграда Лев Ильин. Он вовремя распознал опасность и убедил Кремль в целесообразности переноса административной части города в район южной части Московского проспекта. Несмотря на то что война помешала воплощению проекта, специалисты утверждают, что Лев Ильин спас центр Ленинграда. В Москве же из-за аналогичной ситуации центральная часть города была серьезно перестроена и, как полагают градостроители и эксперты, можно говорить даже о частичном уничтожении исторического центра столицы.


Г. А. Симонов, С. В, Васильковский, О. И. Гурьев, Лев М. Хидекель, при участии Б. Д. Судоплатова. Проект под девизом «Петербург-Ленинград». II-я премия. Источник: "Ленинград. Конкурсы на Дом Советов. 1936, 1939-1940."

Если рассуждать с архитектурной точки зрения, то Петербург город сложный, но в целом плоский. До 1832 года издавались отдельные указы, регулировавшие строительный процесс, которые в 1832 г. были собраны в «Устав строительный». В 1857 году этот устав переиздается, в него вводятся дополнения и уточнения. В 1874 он переиздаётся ещё раз. Ограничение высоты зданий — 11 саженей, 23,5 метра — не выше последнего карниза Зимнего дворца. Устанавливается минимальная высота каждого жилого этажа — 3,5 аршина, 2,133 метра. Существовали так называемые красные улицы — основные, на них находилось жилье наиболее богатых людей и существовал приоритет высоты застройки. Таким образом, ситуация была обратной сегодняшней: чем ближе к центру, тем выше можно было строить дома, а жители менее престижных районов ограничивались невысокими зданиями.

Из строительного указа 1874 года, «О фасадах частных зданий в городах», § 358: «В С.-Петербурге относительно высоких зданий и построек этажей на существующих зданиях наблюдаются следующие правила: высота возводимых вновь частных домов, во сколько бы этажей оные не были, не должна вообще превышать ширину улиц и переулков... На площадях же и на таких улицах, которые имеют ширину более одиннадцати сажен, не допускают постройки жилых частных зданий выше сей меры, т. е. одиннадцати сажен.» 1 сажень = 2.1336 метра, 11 саженей = 23.4696 метра.

Историки утверждают, что дело тут было не только и не столько в том, что кто-то из подданных Императора мог бы осмелиться посягнуть на его величие. Все гораздо прозаичнее. Строить здания свыше 11 саженей нельзя было по одной причине: в таком случае в городе, где и без того никогда не хватало солнечного света, его освещенность была бы снижена до предела. А это неизбежно привело бы к росту заболеванием туберкулезом, которым страдали многие петербуржцы.

Разумеется, нарушители-новаторы находились и в то время. Например, Дом Зингера на Невском, против которого отчаянно протестовали Бенуа и Лансере. Это был «первый русский небоскрёб», осмелившийся нарушить высочайший царский указ о высотном регламенте. Семиэтажное здание в стиле модерн в 1904 году всё-таки построили, правда, архитектурной общественности удалось добиться значительных корректировок проекта. Опасались прежде всего «зрительного давления» высотного здания на Казанский собор и башню Думы. Споры были благополучно разрешены, когда архитектор вместо седьмого этажа предложил возвести башню со стеклянным глобусом. Интересно и техническое сходство дома Зингера с американским небоскребом: это первое здание в России, в котором была предусмотрена конструкция на металлическом каркасе.


Строительство дома компании "Зингер", 1902—1904. Источник: "Старый Петербург, часть 20."

«Действительно было очень много споров вокруг нынешнего Дома Книги. Но это участь почти всех „модерновских“ зданий: дом банкира И. М. Вавельберга (Невский проспект, 7–9, угол с Малой Морской, знаменитые „Кассы Аэрофлота“) почти двадцать пять метров в высоту, дом Мертенса, даже Елисеевский универсам — все не соответствуют „эрмитажным“ стандартам. Приблизительно к концу девятнадцатого века пошло существенное послабление по высоте зданий, архитекторы строили двадцатипятиметровые дома, но, заметьте, это был уже предел. Дело в том, что ограничения оговаривали высоту верхнего карниза, а эти границы легко размывались надстройкой различных мансард. Сегодня мы понимаем, что мансарды могут быть и двух- и трехэтажными, поэтому теперь учитывается не только фасадная линия, но и фактическая высота здания». (Источник: заместитель председателя Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников Алексей Комлев, цитата из «Городского обозрения»).

Уверен, что предыдущие 5–6 абзацев вы уже просто перемотали. Ну что ж, потерпите совсем немного: осталось только посмотреть на сам новый жилой комплекс. Более того, не буду даже утомлять вас обещанным ранее описанием комплекса в стиле 50-х на 5 абзацев.

Итак, проекты 2007–2008 были переделаны в 2011. И именно этот проект стал окончательным, согласно него сейчас и ведётся строительство «Царской столицы». Сменил комплекс и название. Да-да, «Московская-Товарная» мне нравилось больше.

Первая очередь — это единый архитектурный ансамбль из трех трапециевидных замкнутых жилых зданий с внутренними дворами, развернутых веером вокруг Феодоровского собора. Именно эти здания хорошо видно на квадрокоптерной фотографии, с которой я и начал этот рассказ. Пространства между домами образуют две пешеходные улицы, ориентированные на собор.


Найдите 10 отличий от квадрокоптерной фотографии. Источник: Архитектурная мастерская «Евгений Герасимов и партнёры».

Шесть этажей жилые, а первый отдан под коммерческую недвижимость. Что интересно: семиэтажки совершенно не кажутся высокими. Как и девятиэтажки второй очереди. Казалось бы, стандартные панельные девятиэтажки того же Купчина этакими серыми махинами нависают обычно. А тут не скажу, конечно, что «лёгкость и воздушность», ибо сложно назвать пятнадцать кирпично-монолитных строений лёгкими, но может быть из-за своеобразной раскраски такое ощущение складывается?

Ну вот не выглядят они, как самые, пожалуй, известные девятиэтажки Ленинграда серии 1-ЛГ602В. И это при условии, что в 1-ЛГ602В высота потолков 2,50, а тут 2,75 — с шести этажей полтора метра набегает даже.


Двор второй очереди строительства.


Четвёртая очередь строится.


Двор первой очереди строительства.


Вид на Феодоровский собор из дома второй очереди.

Внутренние дворы имеют по две арки — автомобильную и пешеходную. Сейчас вход во дворы свободный. Можно прогуляться и по улицам между домами. Тут чётко спланированный район с отдельно стоящими домами. Прямо как мои любимые «сталинки» по индивидуальным проектам в кварталах у проспекта имени Сталина, а не как не менее любимые модерновые дома на Каменноостровском, жмущиеся друг к другу.

С фотографированием у меня всё гораздо хуже, чем с игрой словами, поэтому фотографий мало и они не отличаются какими-то выдающимися ракурсами. Зато, надеюсь, весь этот длинный рассказ вам понравился. Во всяком случае, мне бы этого очень хотелось.

Спасибо, что дочитали.

[Благодарности и источники]
Спасибо за фототехнику Сергею Чеченину, квадрокоптер Владимиру Голикову, исправления и замечания – всем моим ленинградским друзьям. Благодарности за приглашения “Архитектурной мастерской Герасимова” и ЛенСпецСМУ.

"Генеральный план развития города", В. А. Каменский, 1971
«Виды Николаевской железной дороги», 1855
"Постройка и эксплуатация Николаевской железной дороги", 1901
http://www.egp.spb.ru/project/1633
http://www.citywalls.ru/house2382.html
http://www.egp.spb.ru/project/601
https://www.zaks.ru/new/archive/view/31326
http://www.aroundspb.ru/maps/
http://warfly.ru/?lat=59.945749&lon=30.331364&z=12
http://www.stena.ee/blog/vidy-nikolaevskoj-zheleznoj-dorogi-foto
https://www.flickr.com/photos/feosobor1/page43
http://snipov.net/c_4649_snip_110336.html
http://www.forum.aroundspb.ru/index.php?t=msg&th=12495&goto=123128#msg_123128
http://spb-projects.ru/forum/viewtopic.php?p=143321
http://digitalcollections.smu.edu/cdm/search/collection/eaa/searchterm/Ag1982.0226x/field/all/mode/exact/conn/and/cosuppress/
Tags: архитектура, язнаюмногопроэтотдом
Subscribe

Posts from This Journal “язнаюмногопроэтотдом” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments